Версия для печати
Прочитали: 11 Комментариев: 0
СВЯТОЙ В ПИВБАРЕ: Воспоминания о преподобном старце Гаврииле

НОВЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ О ПРЕПОДОБНОМ СТАРЦЕ ГАВРИИЛЕ (УРГЕБАДЗЕ)


   9/22 февраля – день обретения мощей преподобноисповедника и Христа ради юродивого архимандрита Гавриила (Ургебадзе). Предлагаем Вашему вниманию малоизвестные истории из жизни «мама Габриэли».

Зачем он сквернословил

Протоиерей Арчил Миндиашвили:

   – Как-то раз ранним утром в тбилисский храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла, настоятелем которого я являюсь, пришел старец Гавриил в сопровождении нескольких прихожан. В тот момент я принимал исповедь. «Отец Арчил, примешь гостей?» – тепло обратился батюшка ко мне. «Каждый гость – подарок от Бога», – ответил я и позвал благочинного накрыть стол в трапезной. Стол был накрыт, и мы принялись за трапезу.

Старец Гавриил выглядел как сильно выпивший, порой у него даже язык заплетался. В какой-то момент он обратился к одной женщине с неприличными, можно сказать – похабными словами. Эти слова настолько поражали слух, что я встал и сердито сказал старцу: «Отец Гавриил, это уже не юродство, а сквернословие…» – «Да-да, батюшка Арчил, прости меня», – ответил старец, но все равно продолжал сквернословить в адрес той женщины.

Я оставался в недоумении из-за такого поступка старца. Прошло время, и я узнал, что та самая женщина, к которой старец Гавриил обращался с нецензурными словами, ворвалась обнаженной в келью одного монаха, чтобы соблазнить его. И только тогда я понял, к чему были сказаны слова старца, – ведь тогда он как юродивый обличил нечистоту намерений и помышлений той женщины.

Преподобноисповедник Гавриил (Ургебадзе)

Ночное общение с невидимыми силами

Игумения Теодора (Махвиладзе):

   – Со старцем Гавриилом я встретилась впервые в Сионском кафедральном соборе в 1986 году. Мое внимание привлекло его необычное поведение: он во весь голос кричал во время Литургии. Когда я вышла из храма, то увидела, как батюшка бросился к ногам патриарха и попросил прощения. С того дня его образ навсегда запечатлелся в моей памяти. Мы часто наблюдали за его необычным поведением. Он мог вызвать такси и не заплатить деньги водителю, а другому водителю мог заплатить в разы больше положенного; мог любого чиновника и рядового гражданина без всяких видимых причин с криком выгнать из храма. Его отношение к людям было индивидуальным.

Как-то отправились мы вместе в Троицкий собор в Тбилиси. Неожиданно батюшка начал клянчить деньги, просить милостыню. И люди помогали. Все деньги он демонстративно отдавал мне. Среди паствы были и мои знакомые. По их удивленным лицам я понимала, насколько странно я выглядела, но рядом с батюшкой меня уже ничего не волновало. Рядом с ним я теряла чувство времени и не могла понять, часами ли, минутами ли длилась наша беседа. Шло время, и я все больше понимала, что слова и поступки старца, какими бы странными они ни казались, были отражением его глубокой веры и жертвенной любви к Богу и ближнему.

Ночью из его кельи часто раздавался голос: он то кричал, то ссорился с кем-то или вел диалог, однако мы знали, что он там один. Его тайное ночное общение с невидимыми силами порой страшило меня. Лично я никогда не сомневалась в том, что у отца Гавриила было свое, особое мироощущение. Всю свою жизнь он посвятил любви к Богу и ближнему. Каждого подбадривал, возвращал к жизни, вселял надежду… Так продолжается и по сей день. Он с нами.

Бунтарь в пивбаре

Р.Б. Реваз:

   – В конце 1980-х моя семья оказалась на грани разрушения из-за моей сумбурной жизни. Не проходило и дня, чтобы я не выпивал спиртное. Пристрастился я и к азартным играм. Потерял работу, друзей… Из-за этого страдали все мои родные. В глубине души я осознавал свое состояние, но был не в силах справиться с самим собой. Скорее всего я уже и привыкал к такому бытию. Как мне рассказывают, да и сам помню, я потерял человеческий облик, всё меня вокруг раздражало, и в какой-то момент я почувствовал себя лишним человеком. Тогда я и не искал никакого духовного пристанища, тем более в голову не приходило пойти в церковь, поскольку священнослужителей я тогда всерьез не воспринимал.

Так продолжалось бы еще долго, если бы в один прекрасный вечер старец Гавриил не зашел в тот пивбар, где я, допивая очередной бокал пива, готовился пойти на безрассудный поступок. Да, дорогие друзья, вы точно прочли: старец Гавриил зашел в пивбар!

А все это происходило следующим образом. В большом шуме я слышу четкий, громкий, разъяренный голос человека, требующего налить ему в самый большой бокал пиво с водкой, иначе «сердце у него разорвется», и он «заплатит любые деньги». «Деньги есть – прихожане пожертвовали», – повторял этот человек громовым голосом позади меня, а люди смеялись и с презрением переглядывались. Значения слова «прихожане» я тогда не знал, да и сидел спиной к сказавшему их, не особо интересуясь, кто он. Одно точно помню: в моем восприятии тот человек был высоким, круто одетым мужчиной, бунтарем, который, как и я, заливает горе алкоголем. Голос не замолкал, были слышны звуки глотков, какие-то вскрики – и вдруг «человек-бунтарь» начинает петь одну грузинскую песню, да так красиво, что я непроизвольно поворачиваюсь и вижу в центре пивбара священника в лохмотьях, небольшого роста, седого, который, разводя руками, будто пьяный, подтанцовывает словам песни.

Весь пивбар стих и смотрел на него. А он смотрел на меня большими необыкновенными глазами. В какой-то момент он приблизился ко мне, посмотрел мне в глаза и сказал: «Реваз, сожги то, что у тебя здесь, в кармане!» Он артистично ударил меня в грудь, воздел руки к небесам и за долю секунды перекрестил меня.

Он приблизился ко мне, посмотрел в глаза и сказал: «Сожги то, что у тебя в кармане!»

Это произошло так быстро, что люди даже не заметили, и многие, в том числе и я, подумали, что крестное знамение – какое-то танцевальное движение. Скоро, закончив свой танец, старец вышел. Его все проводили аплодисментами и фразами: «Какой хороший человек… Молодец, батюшка! Вот это да».

Я же стоял остолбеневший, со слезами на глазах. Плакал не потому, что сразу понял весь смысл действий старца Гавриила, а только потому, что меня будто током ударили его слова, и я удивлялся, откуда он мог знать, что у меня лежит в кармане. А в кармане у меня лежала написанная несколько часов назад предсмертная записка, в которой я прощался со своими родными. Да, тогда я собирался совершить страшный, непоправимый поступок. А старец Гавриил пришел по Божией воле и поставил для меня такой спектакль!

Самое удивительное было то, что со следующего дня я и слышать не хотел об азартных играх, а алкоголь бросил вместе с тем беспорядочным образом жизни, который вел на протяжении долгого времени.

Сожалею о том, что не смог найти того священника в Тбилиси. Спрашивал у многих, но получал ответ, что он сумасшедший, который не всегда появляется. Вскоре я обратился к Богу и к Церкви. И лишь спустя несколько лет, когда мы вместе с семьей пошли во Мцхета и зашли в монастырь Самтавро, на одной могиле, где толпились люди, я увидел на большой фотографии того самого священника, который спас меня и отрезвил. Я стоял на месте как вкопанный, на глаза у меня навернулись слезы. А батюшка улыбался мне с фотографии, и я тоже улыбнулся после того, как он подмигнул мне с фотографии… Будто спрашивал меня с юмором: «Ну, что, Реваз, пришел все-таки к “человеку-бунтарю”, старцу архимандриту Гавриилу (Ургебадзе)?..» К дорогому батюшке, который любим во всем православном мире, который своей любовью спасает многих людей. И спасет. По Божией милости!

Подготовил Константин Церцвадзе


Источник: https://pravoslavie.ru/

 

Если Вы увидели какую-либо неточность в материале - свяжитесь с нами!
Эту и другие темы можно обсудить на форуме.
оставить комментарий
Введите код